Что писали немцы в дневниках в Сталинграде

#История

Сталинградская битва, 80-летнюю годовщину которой страна отмечает 2 февраля, нашла подробное отражение в дневниках немецких солдат. Солдаты Вермахта тогда с удивлением, а чаще — с ужасом — писали о том, что «русские сражаются до последнего вздоха», что «даже у мертвых русских сжаты кулаки», что «русские не похожи на людей. Они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха, не боятся огня».

Что им наобещал фюрер

Впрочем, отдавать должное русским воинам немцы начали не сразу.

Потребовалось время, чтобы они расстались с иллюзиями. А в начале наступления на Сталинград в дневниковых записях гитлеровцев преобладают бравурные нотки. Битва представляется им легкой прогулкой. Они уверены, что война скоро будет закончена и победа будет за Третьим рейхом.

«5 октября 1942 года.

Наш батальон наконец-то вышел к Волге. Да, фюрер обещал, что мы закончим войну осенью 1941 года, но он немного ошибся. Завтра, именно завтра, 6 октября 1942 года, мы будем на том берегу реки, и война будет закончена, попомните мое слово!

Этот дневник войдет в историю Новой Германии! Его будут читать нашим школьникам и нашим студентам учителя нашей истории! Хотя, если быть точным, то до Волги еще метров 600».

Проходят считанные дни, и бравурный тон разительно меняется. Сперва автор никак не может понять, почему здание обычной школы приходится штурмовать больше недели. А дальше уже звучат ноты неприкрытого страха и отчаяния, когда фашист обнаруживает, что наступление их батальона сдерживали 15 рядовых, у которых даже не было командира.

«6 октября 1942 года.

Чертовы русские оказывают очень сильное огневое сопротивление. Мы не можем преодолеть эти 600 метров. Вообще. Стоим возле забора какой-то школы».

«7 октября 1942 года.

Чертова школа. К ней просто невозможно подойти. Потери нашего батальона уже превысили 30%».

«13 октября 1942 года.

Всем, кто остался жив из нашего батальона, интересно, откуда берутся эти русские?

Школы давно уже нет, но каждый раз, когда мы к ней приближаемся, откуда-то из-под развалин раздается кинжальный огонь и убивает очередного самонадеянного немца».

«19 октября 1942 года.

Мой Бог, аллилуйя, мы преодолели развалины школы. От нашего батальона осталось около 100 человек из 328 солдат и офицеров.

…Оказалось, что чертову школу обороняли 15 русских. Мы нашли 15 трупов, среди них не было ни одного офицера. Всего 15 трупов! И их штурмовал целый батальон!

Но самое горькое нас ожидало впереди. До Волги остается еще 400 метров, но перед нами, через дорогу, стоит разрушенный четырехэтажный дом.

И что-то мне подсказывает, что через эту улицу наш батальон не сможет перейти…»

«Никто из нас не вернется в Германию»

Самое длительное сопротивление в Сталинграде оказал дом Павлова или, как его называли сами защитники, «Дом Солдатской Славы». Немцы штурмовали его 58 дней.

Немецкий солдат писал у себя в дневнике: «Пятьдесят восемь дней мы штурмовали один-единственный дом! Напрасно штурмовали. Никто из нас не вернется в Германию, если только не произойдет чуда. А в чудеса я больше не верю… Время перешло на сторону русских».

«Дом Солдатской Славы» — огромная заноза в немецкой историографии. Тамошние историки до сих пор не могут дать четкого ответа, почему немецкая армия на данном конкретном клочке суши оказалась бессильной. В немецкой Википедии вы даже найдете отдельную статью, посвященную феномену дома Павлова. Там подсчитан приблизительный состав участников обороны, рассказано, что снабжение защитников дома боеприпасами и провиантом было нерегулярным и осуществлялось через несколько прорытых ночами туннелей и траншей. Упоминается, что наши бойцы делали ночные вылазки на площадь перед домом, в упор поражали немецкие танки. Также с крыши дома по немцам работали снайперы. В одном из дневников читаем: «Русские снайперы не просто норовят попасть в голову, а еще обязательно в центр шапки, где прикреплен наш непобедимый символ — свастика…»

Немецким историкам все эти десятилетия не может прийти в голову одна простая мысль: когда речь идет о судьбе твоей Родины, то сила духа, желание ни пяди родной земли не отдать врагу оказывается оружием более мощным, чем танки и бомбардировщики.

Русские бойцы так и не были выбиты немцами из «Дома Солдатской Славы», а 25 ноября 1942 к ним на подмогу подошли наши части, начавшие наступление.

«Я бы на месте русских уничтожил всех нас, чертовых немцев»

С декабря 1942 года в дневниковых записях немцев появляются откровенно истерические нотки.

«31 декабря 1942 года.

Мы встречаем Новый год в развалинах чертовой школы. Русских пришлось похоронить. Количество потерь уже не укладывается в моей голове… после тысячи я перестал их считать… Чертов Сталинград! Чертова война! Чертов Гитлер

«29 января 1943 года.

Пытаюсь вспомнить, когда я последний раз ощущал себя непобедимым потомком ариев. По-моему, это было 5 октября 1942 года. Да, мы перестали быть непобедимыми, как только нас начали убивать русские в чертовой школе».

«1 февраля 1943 года.

Мы полностью окружены. Холодно. Нет ни чая, ни шнапса. Раздеваем убитых немцев, хорошо, что их много, и из их одежды делаем себе тряпочные шубы. Костры жечь нельзя ни днем, ни ночью…»

А в феврале у загнанных в угол бойцов Вермахта происходит озарение. По крайней мере, на бумаге.

«2 февраля 1943 года. Я бы на месте русских уничтожил всех нас, чертовых немцев, возомнивших себя непобедимыми полубогами, высшей расой, обернутой в лохмотья, которые сняли с убитых товарищей, и уже готовой сто раз продать и Гитлера, и Германию за глоток горячего чая. Нас есть за что расстрелять. И не один раз…»

Прошло 80 лет. Хорошо бы послать эти дневники немецких солдат по почте нынешним немецким политикам. Судя по их нынешним действиям, они их не читали.

Источник: aif.ru

Звезда Гуково